Зинаиду юрьевну я знаю много лет – она моя соседка по площадке. Сейчас ей 76 лет. Семья у нее хорошая была, всю жизнь с мужем одним прожила, троих детей подняли. Супруг зинаиды юрьевны покинул нас 7 лет назад. Осталась она одна. Дети давно все семейные. Старший сын бизнесмен, у него дом большой за городом, там живет. Дочь средняя замужем за спортсменом. Ему несколько лет назад за победу в каком-то конкурсе приличную сумму денег в качестве приза дали. Они тогда свою однушку на трешку и поменяли. Младший тоже при делах, в ипотеке квартира, но живут хорошо. Все дети устроились в жизни удачно. Это благодаря воспитанию, что зинаида с мужем в них вложили. Конечно, родителям пожилым они помогали. Зинаида часто ко мне заходила, гостинцами делилась, что дети привозили. Все время с гордостью рассказывала об их успехах. Какие они у нее все молодцы. Когда она одна осталась, на глазах сдавать стала. Уже выходила с трудом. Младший сын ближе всего живет, обычно он ей продукты привозил. Нанял женщину, чтобы в доме раз в неделю убиралась. Год назад у зинаиды юрьевной случился инсульт. Ее практически парализовало. Она и до этого уже двигалась с трудом. А после случившегося стала лежачей. Дети ее в клинике лечили, лежала она там недели 3. Я думала больше не увижу ее – заберет кто-то из троих больную маму к себе. Сильно я удивилась, когда увидела, как дочь привезла ее назад, в эту квартиру. Зашла я тогда к ним, с ней поговорить. Спрашиваю, мол, кто ухаживать теперь будет, неужели из вас сюда кто-то переедет? Алла отвечает – нет, мы сиделку наняли круглосуточную, она тут с мамой жить будет. Удивилась я, говорю, а почему никто из вас ее к себе не заберет? Алла замялась и дала мне понять, что со мной этот вопрос обсуждать не будет. Сказала лишь, что они решают, кто из троих заберет мать к себе. Прошло уже более полугода, как зинаида юрьевна по-прежнему живет в своей квартире. С ней теперь живет марина – медсестра. Женщина в возрасте, одинокая. Мы с ней тоже сдружились. Она доброй оказалась. Говорит, ей неплохо платят. Но за лежачей ухаживать, конечно, тяжело. Дети периодически навещают мать, привозят все необходимое. Из квартиры все ценное забрали. Марина говорит, что поняла – никто из них мать к себе не заберет. Да и я сама это поняла уже. Это хорошо, конечно, что у них деньги есть сиделку оплачивать, все необходимое для больной матери покупать. Но вот думаю я все, неужели пожилая больная мама, вложившая всю душу, все свои силы в детей, заслужила того, чтобы вот так вот, доживать свои дни с посторонним ей человеком. Неужели она не удостоилась того, чтобы в последние дни рядом с ней были родные и любимые дети, внуки. И как самим детям не стыдно за все это. Деньги-то у них есть, думают ими все купить можно. Но ведь человечность, она не продается. Да и совесть не купишь. Но бог им судья. Я к зинаиде с мариной часто захожу. Просила марину в любое время дня и ночи меня звать, если бабушке хуже станет. Хотя бы я, не самый чужой для нее человек, рядом в эти минуты буду.
Трое обеспеченных детей никак не решат, кто заберет к себе старенькую маму
Трое обеспеченных детей никак не решат, кто заберет к себе старенькую маму
Трое обеспеченных детей никак не решат, кто заберет к себе старенькую маму