Перед семьей никифора агеева я чувствовал себя виноватым. Мы с ним в одно время пришли в партизаны, сдружились, были, как братья. Но та засада на бандеровцев далась нам нелегко. Никифора эти нехристи взяли в плен. А как они относятся к партизанам, думаю, все знают. Был ли шанс у никифора в бандеровском плену? Наверное, сто к одному. Я сам не знаю, как проглядел, что никифор попал в их лапы. За это себя и корил. У никифора в селе осталась жена и двенадцатилетний сын — прокоп. Я понимал, как им тяжко теперь без кормильца, поэтому три раза в неделю за полночь приносил на их крыльцо что-то из еды. Так пытался совесть свою заглушить и как-то помочь семье друга. Таскал я припасы агеевым уже около месяца. Но прошлой ночью были партизанские дела, и я понес провизию к их крыльцу с запозданием, когда минуло два часа ночи. Прокрался, по обыкновению, тихонько и уже хотел картошку высыпать на агеевское крыльцо, как услышал скрип двери. С трудом метнулся за дом и стал наблюдать, кто в такую ночь и куда собрался. Думал, дарья, жена никифора. Глядь, нет, это сын его — прокоп. Вышел, сладко зевнул, что мне тоже захотелось зевать, натянул на глаза отцовскую кепку и, озираясь по сторонам, бросился к забору. Быстро перемахнув его, пацан рванул к лесу. Я — за ним. Но такой оказался прыткий, что я еле поспевал за ним. Несся пацан минут тридцать, петляя между деревьев, пока не вышел к речке. Там он присел на берег и, приложив руки ко рту, стал куковать. Точно, кому-то знак подает. Через пару минут к прокопу скользнула фигура и. Обняла его. Кто же этот таинственный незнакомец? — как дела в деревне? — спросил басистый голос. — как мать? — нормально, батька. Батька? Ну точно, это же голос никифора. Стоп! А что он забыл в лесу? Его же бандеровцы схватили? Или нет! Я выскочил из-за дерева и схватил никифора за шиворот. Всей правды я не знал, но предположение свое высказал: — так ты нас на бандеровцев променял? Никифор уставился на меня презрительным взглядом: — что хочу, то и делаю. Я давно от вас, партизанам, уйти хотел. Да ты за мной, как приклеенный ходил. Эти слова ошарашили меня, я ослабил хватку, а никифор вырвался и дал деру. Когда он убегал, я разглядел, что на нем бандеровская форма. От остолбенения я не сразу сообразил, что надо бежать за ним. Пока пришел в себя, ни никифора, ни прокопа уже не было. Что отец, что сын — одного поля ягодки. Оба свинтили сразу же. Стало очевидно, что никифор ни в какой плен не попал, а был у бандеровцев, как свой. Просто он в деревне не появлялся вместе со своими новыми товарищами, знал, что нам сразу докладу об этом, а отсиживался в лесу, готовя на нас облавы. Я долго себе потом не мог простить, что все это время чувствовал свою вину и подкармливал семью предателя.
- так ты нас на бандеровцев променял? - вспылил я. - а я давно от вас, партизан, уйти хотел, - хмыкнул никифор. -…
- так ты нас на бандеровцев променял? - вспылил я. - а я давно от вас, партизан, уйти хотел, - хмыкнул никифор. -…