Известно, что закон позволяет получать специальную доплату к пенсии, если у пенсионера есть нетрудоспособные родственники. Но те, кто уже обращались в пфр по этому вопросу, наверняка знают, что не так-то просто подтвердить свое право на такую доплату. К счастью, теперь можно сослаться на решение конституционного суда рф, которое намного упростило задачу добиться от пфр надбавки за родственника. Это постановление от 22 апреля 2020 г. № 20-п. Разберем все по порядку. Согласно ч.  3 статьи 17 закона № 400-фз пенсия повышается на 1 / 3 фиксированной выплаты (т.  е. В текущем году — на 1 895 рублей) , если у пенсионера есть нетрудоспособные родственники — это: — дети до 18 лет, а также достигшие совершеннолетия дети-инвалиды с детства или дети, обучающиеся по очной форме в возрасте от 18 до 23 лет; — аналогичное правило применяется для братьев, сестер и внуков пенсионера, если у них нет трудоспособных родителей; — также доплата полагается за родителя или супруга, который достиг пенсионного возраста или признан инвалидом. А за дедушку или бабушку — только при условии, что у них нет родственников, которые по закону обязаны за ними ухаживать и содержать. Но недостаточно просто подтвердить пенсионному фонду, что у вас есть такой родственник. Для всех, кроме несовершеннолетних детей, требуется доказать, что они являются для пенсионера иждивенцами. Однако четкого определения, кто такой иждивенец, в законе нет. Упоминается лишь, что они получают помощь, которая является для них основным и постоянным источником средств к существованию. Поэтому на практике и пфр, и суды в основном поступают так: сравнивают уровень доходов пенсионера и его родственника. Если родственник получает больше, чем пенсионер, разумеется, об иждивении речи быть не может. С такой ситуацией до конституционного суда рф дошла женщина — мать ребенка инвалида с детства. Пока сын был несовершеннолетним, она без проблем получала за него надбавку к пенсии. Но как только сыну исполнилось 18 лет, женщине снизили пенсию, потребовав доказать иждивение. Пфр сравнил их доходы — получилось, что вместе со всеми доплатами за инвалидность сын получает почти в два раза больше, чем мать. Ее пенсия, к слову, после снижения составила всего 8 227 рублей. Поэтому и пфр, и впоследствии все судебные инстанции вплоть до верховного суда отказались признавать сына иждивенцем, лишив мать доплаты к пенсии. Однако конституционный суд рф высказался иначе: 1) раньше он уже подтверждал, что наличие у иждивенца собственного дохода вполне допускается. Поэтому следует учитывать также нуждаемость иждивенца в постороннем уходе; 2) из буквального толкования закона следует, что до 18-летия ребенок-инвалид признается иждивенцем для родителя. А после родитель должен это доказывать — при том, что фактически ничего не изменилось: ребенок признан судом недееспособным и также нуждается в постоянном постороннем уходе; 3) суд обратил внимание на то, что помощь, которую родитель оказывает ребенку-инвалиду как до, так и после совершеннолетия, может выражаться не только в деньгах, но и в других формах (это уход, покупка лекарств, продуктов, одежды, сопровождение к врачу, организация лечения и т.  д). Все это также можно отнести к неким материальным затратам родителя, не говоря уже о нематериальных. Поэтому, продолжая ухаживать за своим совершеннолетним ребенком, родитель по-прежнему живет с ним совместно, ведут общее хозяйство, а также несет затраты для поддержания его нормального жизнеобеспечения. Исходя из этого, суд постановил пересмотреть понятие и критерии иждивения в законе №400-фз и пересмотреть дело гражданки с учетом высказанных замечаний. Учитывая позицию конституционного суда, теперь можно подтвердить иждивение своего нетрудоспособного родственника не только разницей в доходах, но и необходимостью осуществлять за ним постоянный уход. Возможно, что такая практика распространится и на нетрудоспособных родителей пенсионера, за которыми он ухаживает.
Получить доплату к пенсии за родственника теперь стало проще: новое решение конституционного суда