Иван опасливо выглянул из дома. Часы еще полночь не пробили. Он с грустью посмотрел в сторону чащи. Дом в наследство от матери ему как раз на окраине села достался. И устав от городской жизни, иван с превеликим удовольствием приезжал туда на весь отпуск. Думал даже совсем перебраться. В первый вечер радостно попил парного молочка, наелся ватрушек. И потом они с женой долго сидели во дворе. Как вдруг раздались чьи-то шаги. Иван обернулся. И обомлел. Девчушка невдалеке стояла. Темноволосая, в курточке. — девочка! Ты чья? Ты заплутала, что ли? Где родители-то? — иван встал, чтобы подойти к ней. Попутно обернулся к жене со словами: — лида! Чего сидишь? Чайник ставь, надо напоить горячим, щи доставай. Да пойдем спрашивать, чья она. Жена так и продолжала стоять с раскрытым ртом. — кто она, ваня? Тут нет никого! — да как же нет. Вон, девочка! — иван хотел показать рукой. Но в том месте лишь качнулась ветка. И все бы ничего. Можно списать на усталость. Но на следующий день все повторилось. Только иван там один был. Он к девочке направился, а сам жену зовет. Та прибежала. Глянула. Вздохнула. — ваня! Ты употребил чего, может? Вот тебе и мерещится! Иван завозмущался. Он крепче молока ничего не пил. Аллергия с юности на горячительное. На всех праздниках — соки да компот. Лида это вспомнила. Снова вздохнула. И когда муж ей стал говорить, что девочку каждую ночь видит, потащила его к местному фельдшеру. Тот на всякий случай уточнил, были ли у ивана в роду ненормальные? Этого иван стерпеть не мог. Выбежал оттуда. И понесся по улице. Чуть одну старушку не сшиб с ног. Та на него глянула так ласково. Ивана вдруг прорвало. — девочка ночью ходит и машет ручкой, что-то хочет сказать. Но ее никто, кроме меня не видит. Люди считают ненормальным! — темненькие волосики-то? Черноглазая? — спросила бабушка. Иван возликовал. Значит, не он один видит! — нет, милок, я сама ее не видела. Ни разу. А вот один еще мужчина видел, прямо как ты описываешь. Она раньше тут жила с отцом. Крутого нрава был мужчина. А девочка очень грустная ходила. И еще она не разговаривала. Совсем немая была. Некоторые хотели спросить, где ее мама. Но остерегались ее папку. А она все с медальоном сидела. Разглядывала. Я однажды подошла со спины, там портрет женщины был. С ребенком на руках. Ветка хрустнула, она обернулась и спрятала его в кулачок. А потом они куда-то делись. Не знаю. Мутная история. Может, уехали. Одна у нас любительница подслушивать сказала, что мужчина тот уехал с дочерью. Чем-то ему жена не угодила. И вот он ребенка забрал. Мать, может, искала, конечно. Да только страна большая. И что с ними стало со всеми, не знаю, — покачала головой старушка. — а как ее звали? Девочку? Помните? — спросил иван. — а как же! Красивое имя. Изабелла. Иван задумчиво пошел дальше. У самого него было двое сыновей и дочка. И он даже представить не мог, чтобы было, увези его лида детей куда. — вот ты почему молчишь, девочка. Не умеешь разговаривать. Ничего, ничего. Разберемся! — с такими мыслями иван шел домой. Там лида пробовала ему посоветовать еще куда съездить с такими видениями, но он лишь отмахнулся. С нетерпением ждал ночь. И она пришла. Снова. — меня иваном петровичем зовут. Здравствуй, изабелла! — и мужчина увидел, как словно нереальным неземным радостным светом зажглись глаза ребенка. За собой его позвала. И под старую ель в лесу показала. Иван с собой лопатку прихватил. И копать начал. Вскоре наткнулся на ящичек. Небольшой. Открыл его. Там лежали медальон и тряпичная кукла. Девочка грустно смотрела на него. И он скорее почувствовал в ушах ее голос: — отдайте моей маме! И скажите, что я ее очень люблю! Ночью иван все ворочался. Сон не шел. Где маму искать? А под утро забылся. И приснился ему большой город, улица, деревянный домик. С расписными цветами по стенам. И на следующее утро, оставив дома ошарашенную жену, которой он все рассказал, иван поехал туда. А там ему открыла седая, но молодая женщина с грустными глазами. Такими же, как у девочки. Иван уже не боялся, что кто-то решит, что он из ума выжил. Он представился, сбивчиво стал рассказывать. А она все плакала. И прижимала к себе куклу дочери. И медальон. — я это. Не знаю, что там случилось-то. Где они. Но думаю, уже в другом мире. Вы извините меня! А мама изабеллы с ним попросилась. И вместе с иваном сидела на той скамейке. А потом в сиянии серебристого цвета девочка подбежала. Они обнялись, но руки матери словно хватали лишь силуэт. — я буду ждать тебя, мамочка! Там, далеко-далеко. Только ты не спеши ко мне. И я тебя очень люблю! — девочка исчезла. Иван долго беседовал с ее мамой. А та все плакала и его благодарила: — хороший вы человек. На моего отца похожи, на дедушку изабеллы. Может, поэтому она к вам и пришла. Ни одна мать не забудет и не разлюбит своего ребенка. Но хотя бы теперь я что-то знаю. Буду доживать! На том они и расстались. Лида на мужа смотрела теперь с уважением. А ивану очень хотелось, чтобы беспокойное сердце мамы изабеллы хотя бы немного успокоилось. Кстати, ее с той поры больше не видела. Видимо, она передала что хотела. Они ведь порой приходят, чтобы действительно что-то важное сообщить. Приглашаю послушать мои рассказы, дорогие. По ссылке. Они постоянно пополняются!
- девочка ночью ходит и машет ручкой, что-то хочет сказать. Но ее никто, кроме меня не видит. Люди считают ненормальным!