Первый канал российского телевидения крутит ток-шоу, призванное вселить в зрителя уверенность в том, что суть современной политики- это противостояние между «суверенной» россией и «гегемонистическими» сша. У него и название соответствующее — «большая игра». Pixels-foto. Javon swaby впервые этот термин был употреблен офицером ост-индской компании в далеком 1840-м году. Речь тогда шла о столкновении интересов российской и британской империй в средней азии. Империй давно уже нет, а термин остался. А самое удивительное, остались и люди, мыслящие все теми же категориями 19-го века. К сожалению, не только в телевизионных ток-шоу, но и в самых верхних эшелонах российской власти. Персонажи эти совершенно искренне полагают, что «большую игру» можно вести, например, в сирийской или ливийской пустыне силами нескольких сот вооруженных маргиналов, собранных на российских просторах. Между тем, настоящее противостояние сегодня между мировыми державами — это борьба за лидерство в технологиях. Главные ее участники — сша и китай. Первые еще сохраняют лидерство в наиболее чувствительных направлениях. И самые передовые технологии и новые бизнес-модели, инновационные производства и все, что связано с экономикой знаний первым делом появляются в сша. Но китай уже наступает на пятки. А кое-где даже вырывается вперед, вызывая незамедлительный контрудар. Яркий пример — технологии 5g и обрушившиеся американские санкции на лидирующую в них китайскую компанию huawei. Не удивлюсь, если за бреднями об исключительном вреде этой технологии для здоровья торчат те же уши. Цель торгово-экономической войны между двумя сверхдержавами, начатой сша, — лишить кнр возможности инвестировать все больше в науку, новые технологии, кадры, компетенции, инфраструктуру. Простой рост ввп китая не очень пугает. Он и сейчас уже выше чем в сша, но даже в далекой перспективе не сможет сравниться с совокупной мощью условного запада. По мнению ведущих экспертов, ключевой вопрос сейчас — насколько быстро сможет китайская инновационная система в целом уйти от прежней модели имитационных инноваций и мобилизационного, догоняющего развития. А что же россия? Для нас места за столом, где ведется настоящая «большая игра», увы, нет. И вряд ли будет, пока страной управляют люди, полагающие, что авторитет государства, как и в начале 19-го века, должен прирастать пахотными десятинами и податным населением. А управлять они, похоже, собрались долго.
"большая игра" идет за совсем другим столом. И там для россии нет даже приставного стульчика.