Любители сказок знают, что изначально их писали не для детей. И только поздняя литература 19 века стала предусматривать отдельный детский жанр, чаще всего в виде нравоучительных или морализаторских рассказов, навроде «городка в табакерке» и рассказов толстого. Педагогика как наука — очень молода, что бы там ни говорили учебники по истории этой специальности. Все века существования человека педагогика была не наукой, а искусством дрессуры и натаскивания, с наказаниями за ошибки и просто неповиновение. Темные века просвещения вместе с гениальными живописными полотнами принесли нам авторские сказки шарля перро, с отрублеными пятками, выколотыми глазами и другими жуткими приметами черствости человеческой души, которую могли тронуть только крайние проявления жестокости. А еще там мертвые женщины висели на стенах. И в это время педагогика заключалась в обучении с помощью телесных наказаний, лишений воды и пищи и других «обучающих» средств, которые можно отнести лишь к негуманной дрессировке и крайнему давлению. Нынешним ученикам даже в кошмарном сне не может привидеться, что учитель бьет их палкой до обморока, а сочувствующие однокашники контрабандой передают кусок хлеба. Поэтому называть педагогикой эти приемы у меня не поворачиваются ни пальцы, ни мысль, ведь в воспитании и взращивании душевных качеств требуется не только знания и умения, но и душевное расположение к этой деятельности, уважение к ученику и доброжелательность к внешнему миру. Телесные избиения продолжались вплотную к 20 веку, когда уже начала развиваться идея, что выгоднее ребенка заинтересовать учебой. А вот это уже предъявляло к учителю совершенно другие, трудные качества — терпение, чувство юмора, доброжелательность. Так вот, сказки андерсена относятся к тому же сорту поучительных историй, которые вызывают сострадание, ужас, скорбь, отчаяние и безысходность. Лишь немногие сказки в конце дают иллюзорную надежду на благополучное разрешение трагедии. Русалочка — превратилась в морскую пену, отвергнутая возлюбленным, оловянный солдатик расплавился, а балерина сгорела, «новое платье короля» вообще политическая сатира, к детям никак не относящаяся. А уж «девочка со спичками» вообще мрак. Да, есть и истории более-менее безопасные для тонкой душевной организации «оле-лукойе», «дюймовочка», «гадкий утенок» — но и там персонажам приходится пройти тяжелые испытания от жизни в этом недружелюбном мире. И чтение этих сказок, кроме житейского опыта, передает ребенку послание: «мир жесток и недружелюбен, ты в нем никому не нужен, все закончится скорее всего, плохо, ты будешь страдать и если только очень повезет — будешь счастлив». Самая та мотивация, чтобы расти и исследовать (нет). Книги учат ребенка тому, как устроен мир, как решать проблемы, каков может быть жизненный сценарий и как он сам может повлиять на свою судьбу. Гадкий утенок стал лебедем, но с уже искалеченной душой, самооценкой ниже твари дрожащей. Этого ли мы желаем ребенку? И с одной стороны — андерсен, несомненно, потрясающий художник слова, мастер краткой истории, но я рекомендую знакомить детей с ним, когда уже сформирован позитивный, деятельный взгляд на мир. Нужно ли ребенка полностью изолировать от негативных переживаний? Конечно, нужна порция и печали, и понимания опасности и рисков, и наличие «плохих» людей в реальности — необходимы. Но при этом нужно прививать малышу уверенность в своих силах, в том, что близкие не предадут и не бросят в трудной ситуации, защитят и помогут. Есть немало сказок подходящих возрасту, где главный герой справляется с трудностями, находит друзей и не становится жертвой авторской вселенской печали. Огромное количество русских сказок, семитомник «волшебник изумрудного города», современные авторские сказки — со веселыми и сильными персонажами, сумевшими найти свое место и предназначение в этом мире. Ведь ребенок, слушая или читая сказку, ассоциирует себя с главным героем. Пусть этот герой будет счастливым.
Андерсен - вреден для ребенка
Андерсен - вреден для ребенка
Андерсен - вреден для ребенка
Андерсен - вреден для ребенка